Нижегородка - лауреат премии им. Крапивина - о силе слова

13:45
29.10.21
0
1031

Читать далее
Повесть Алисы Стрельцовой «Шишкин корень, или Нижегородская рапсодия» (12+) получила престижную Международную детскую литературную премию имени В. П. Крапивина в Екатеринбурге. На какой ближайшей улице можно встретить музу и почему создавать книги для маленьких читателей сложнее, чем для больших?  


Журналисты еженедельника "Аргументы и факты - Нижний Новгород" узнали у автора. 

– Алиса, часто детскими писателями становятся родители, придумывая собственным детям сказки на ночь. Как вы начинали путь к своему читателю? - 

Алиса Стрельцова: – Моей дочери сейчас 21 год, время сказок на ночь давно прошло. А писать я начала всего два года назад, до этого более 20 лет работала юристом, хотя по первому образованию филолог.

Я с детства обожала книги. Сама научилась складывать буквы в слова в четыре года. Родители были в шоке, долго не могли поверить, что я не перевираю книжный текст.

Мысли из читателя переквалифицироваться в писателя у меня были. Но только обязательно для взрослых! И вот несколько лет назад нашла в Интернете литературные курсы Анны Никольской, которая создала более 40 книг для детей и подростков. Узнала, что сейчас очень много пишут прекрасных книг именно для маленьких читателей.

На первую книгу меня вдохновил Нижний Новгород. Мы с семьёй переехали сюда три года назад из Томска. Захотелось понять и принять город, где я теперь живу. Стала интересоваться его историей, была под огромным впечатлением от старинных фотографий Максима Дмитриева. Ещё я много гуляла по центру города. Однажды внимание привлекли скульптуры, передающие облик жителей города конца XIX века, установленные на Большой Покровской. Так родился сюжет.

Действие книги «Шишкин корень, или Нижегородская рапсодия» происходит в 1896 году в Нижнем Новгороде, куда судьба неожиданно забрасывает замкнутого, не верящего в себя скрипача и любителя истории – современного восьмиклассника Серёжу Шишкина. Серёжа знакомится с Гришкой – смелым, открытым и твёрдо стоящим на земле чистильщиком обуви…

Это повесть в стиле магического реализма с неожиданными детективными поворотами, а ещё путеводитель по достопримечательностям старого и нового Нижнего, с яркими деталями и историческими реалиями. Это мой подарок городу к его 800-летию.

– Вы говорите, что сейчас много хороших детских писателей. Но родители по-прежнему часто выбирают для детей классиков жанра. Откуда такой консерватизм?

– Родители покупают книги, которые сами любили в детстве, и хотят поделиться ими с ребёнком. Ничего плохого в этом нет. По сути, с этого и начинается семейное чтение. Кроме того, советская детская литература – это настоящая сокровищница авторов и тем.

Что касается современных российских авторов, то надо заниматься продвижением их творчества на отечественном книжном рынке. Меня, например, очень вдохновляют произведения Нины Дашевской.

У нас очень много переводной литературы для детей и подростков. Темы этих книг часто пугают родителей. Мамы и папы боятся ошибиться.

Хотя здесь тоже надо понимать, каких авторов читать. Я в восторге от творчества скандинавских детских писателей, особенно люблю Марию Парр. Переводить её стали недавно. Книги «Вафельное сердце» (6+), «Вратарь и море» (6+) надо читать не только детям, но и взрослым, настолько глубокие смыслы в них скрыты. При всей глубине эти произведения очень светлые.

Должна быть магия

– На ваш взгляд, в чём секрет успеха детской книги?

– Я пишу в стиле магического реализма и могу сказать, что в книге должно быть хоть немного магии. Здесь можно вспомнить Джоан Роулинг с её серией о Гарри Поттере. Хотя на самом деле это не просто книга о маленьком волшебнике, а огромный концептуальный труд. В нём столько разных пластов, что каждый читатель найдёт что-то интересное для себя.

Но главная изюминка хорошей детской книги – герой. Надо создать его таким многомерным, чтобы в каждом, кто открыл книгу, герой вызывал отклик.

Современные дети очень любят фантастику с уклоном в космические технологии. Популярен и подростковый реализм – книги в форме диалога или дневника главного героя.

А вот поучать детей на страницах книги, пытаясь привить доброе и вечное, думаю, не стоит. Я представляю своего читателя-подростка и понимаю, сколько его, бедного, кругом учат – родители, педагоги. Ребёнок должен сам ощутить, что хотел сказать автор, прочитать это между строк. Нужно так поставить вопрос, чтобы твой читатель сам задумался о серьёзных вещах.

– Некоторые эксперты считают, что нелюбовь к чтению формирует обязательная школьная программа по литературе, где много книг, которые в юном возрасте понять и оценить просто невозможно…

– Я вспоминаю, каким открытием для меня стало в 20 лет «Горе от ума» Грибоедова! С каким юмором я это великое произведение читала в школе!

Мне кажется, в нашей стране очень много читающих и думающих детей. Недавно попросила свою юную читательницу критически разобрать мою книгу. Она всё очень грамотно объяснила. На вопрос «Ничего, что в повести много поясняющих сносок?» ответила: «Всё хорошо. Я сейчас читаю Шекспира, там тоже много сносок». Ребёнок в 15 лет уже Шекспира с удовольствием читает!

Помню, один из детских писателей на какой-то нашей общей встрече вспоминал: когда мама хотела его заинтересовать книгой, то ставила её высоко на отдельную полку и строго говорила сыну: «Эту книгу читать нельзя!» Это тоже интересный способ привить ребёнку любовь к чтению.

Но чтобы читали дети, в семье обязательно должны читать родители.

Зажечь свет в читателе

– Современная детская литература порой поднимает сложные темы из жизни подростков: травля в школе, первая любовь, сложные отношения с родителями. Считаете, что это нужно делать?

– Касаться этих тем надо. Но, на мой взгляд, ребёнку нужно «зажечь свет» книгой, показать, что выход из любой сложной ситуации в жизни есть. Не стоит зацикливаться на негативе. Кроме того, сложные темы надо подавать очень аккуратно. Здесь нужно быть тонким психологом. Подростки любят подражать…

Вообще, есть ошибочное мнение, что писать для детей просто. Мне тоже иногда коллеги из писательского цеха задают вопрос: «Ты решила с лёгкого начать, а потом уже к серьёзной литературе перейти?»

Во-первых, для детской литературы есть строгие возрастные ограничения. Если ты их нарушаешь, то отвечаешь не только перед законом, но и перед родителями, которые присылают негативные отзывы. Во-вторых, маленький читатель должен тебе доверять, думать, что книгу для него написал такой же ребёнок. Вжиться в этот образ очень сложно. Мне, например, не даются произведения для малышей.

– Ваша первая книга сразу получила хороший отклик не только у читателей, но и у профессионалов. Нет страха второй книги?

– Больше года я пыталась пристроить первую свою рукопись в издательства. Не брали, мотивируя отказ слишком узкой тематикой, не интересной широкому кругу читателей. Пришлось издавать книгу за свой счёт, хотя сейчас уже есть предложения от нижегородских издательств.

Признание профессионального жюри мне очень приятно и неожиданно. Это окрыляет, но страх второй книги появился. Что же надо написать, чтобы не уронить высокую планку? Я хотела продолжить сюжетную линию первой книги, но не случилось пока...

События моей второй книги развернутся на улицах Нижнего Новгорода, однако город не будет её главным героем. Но мне бы очень хотелось, чтобы как можно больше ребят прочитали «Шишкин корень, или Нижегородскую рапсодию» и по-новому взглянули на родной город, в удивительную историю которого я однажды влюбилась…

ДОСЬЕ
Алиса Стрельцова (настоящее имя и фамилия – Татьяна Павлова). Родилась в г. Чимкенте Казахской ССР. В 2000 году окончила Томский государственный университет по специальности «филология». В 2006 году окончила Российскую академию правосудия по специальности «юриспруденция». В 2021 году стала лауреатом Международной детской премии имени В. П. Крапивина в номинации «Выбор профессионального жюри и победителем конкурса «КНИГАсветное путешествие» от ЛитРес в номинации «Путешествие во времени».

Справка

Международная детская литературная премия имени В. П. Крапивина — литературная премия, присуждаемая раз в год российским или зарубежным авторам. 2021 год оказался рекордным по количеству заявок — их прислали более 300 авторов из 14 стран, в том числе из Германии, Украины, Латвии, Казахстана, США, Италии и Франции.

(фото предоставлено изданием "Аргументы и факты - Нижний Новгород")

Возврат к списку