О наушниках и ушных палочках: Где в Нижнем Новгороде проверить слух взрослым и детям

18:48
6.03.21
0
1222

Читать далее
Медики считают, что любые дискомфортные, болевые, непонятные ощущения в ухе являются абсолютным показанием, чтобы обратиться к врачу-оториноларингологу.


Куда обращаться родителям, чтобы проверить слух ребенка? Насколько вредно для слуха постоянное прослушивание музыки в наушниках? Насколько безопасны ушные палочки? На эти и другие вопросы отвечает Гаязов Тагир Фатихович, врач — сурдолог-оториноларинголог высшей категории ПОМЦ ФМБА России.

2021-03-06_18-09-29.png

Какая симптоматика по вашему профилю должна насторожить пациента?

Главной симптоматикой, на которую надо обращать внимание, является появление ощущения дискомфорта, «неправильности» в ухе. В норме человек не должен никаким образом ощущать орган слуха. Любые дискомфортные, болевые, непонятные ощущения в ухе являются абсолютным показанием, чтобы обратиться к врачу-оториноларингологу, затем (по показаниям) к более узким профильным специалистам: к сурдологу, отоневрологу, вестибурологу, хирургу оториноларингологического профиля.

Как правильно называется ваша специализация?

Моя профессия называется сурдолог-оториноларинголог. Это отдельная узкая специализация оториноларингологии, которая образовалась не так давно. Занимаемся мы исключительно средним внутренним ухом: диагностикой, лечением, профилактикой и восстановлением слуха при помощи слуховых аппаратов, кохлеарной имплантацией речевых процессоров и т.д.

С какими нозологиями пациенты чаще всего обращаются к сурдологу-оториноларингологу?

Самая частая нозология, с которой к нам обращаются, ― это нейросенсорная (сенсоневральная) потеря слуха. Раньше ее называли кохлеарный неврит. Это заболевание внутреннего уха (улитки), начального отдела слухового нерва. Второе заболевание, которое наиболее часто приходится диагностировать и вести, ― это заболевание, связанное с патологией среднего уха: работа барабанной перепонки, слуховых косточек, системы звукопередачи, т.е. передачи звуковой волны от барабанной перепонки во внутреннее ухо для восприятия этих колебаний слуховым нервом.  Вся эта система звукопередачи (и звуковосприятия) и все заболевания, которые с ними связаны, являются предметом нашей работы.

Расскажите немного про себя. Какое учебное заведение вы оканчивали, сразу ли вы пришли в эту профессию?

В профессию я пришел сразу. После окончания медицинского института занял должность врача-оториноларинголога и всю жизнь (больше сорока лет) занимался этой сферой. Сурдологом я работаю последние десять-пятнадцать лет. Узким специалистом в этой сфере нельзя стать, не пройдя этап врача-оториноларинголога, т.е. первичной диагностики всех заболеваний ЛОР-профиля.

Начинал учиться я в медицинском институте в г. Владивостоке, затем учился на военном факультете при Горьковском мединституте. Потом учился в военно-медицинской академии им. С.М. Кирова в г. Ленинграде, около двадцати лет заведовал отделением оториноларингологии в военном госпитале, затем ушёл в запас в звании подполковника медицинской службы. Поскольку подошел срок и пора было увольняться, но силы еще были, и энергия никуда не делась, то вот уже около десяти лет работаю в Приволжском окружном медицинском центре ФМБА России.

Какие методы диагностики вы используете? Насколько комфортны для пациента эти процедуры?

Диагностика заболеваний сурдологического профиля проводится на специальной аппаратуре, поэтому никаких неприятных ощущений для пациента нет, за исключением некоторых моментов, связанных с тем, что человек, например, не очень любит, когда в ухо подаются какие-то громкие звуки (особенно, высокочастотные). Это не болезненно и абсолютно легко переносимо. Мы,  врачи-сурдологи, сразу понимаем, что у пациента есть какие-то небольшие дискомфортные явления, и не доводим наше исследование до такого уровня, когда пациент может отказаться от него.

Аппаратура в Центре амбулаторной оториноларингологии ПОМЦ имеется в полном объеме и соответствует мировым стандартам. У нас есть великолепный педансометр, техника для тимпанометрии (исследования работы барабанной перепонки), устройства для проверки акустических рефлексов (например, подвижности работы слуховых косточек), для проверки функции слуховой трубы, внутреннего уха, лицевого нерва, внутреннего слухового прохода, слухового нерва на уровне основания головного мозга. Также мы можем проверить слух и функцию слухового нерва от начала улитки (от первого участка слухового нерва) до височных долей головного мозга, где находятся центры слуха. Эта аппаратура даёт нам электроэнцефалограмму с датчиков, расположенных на голове пациента. Мы даем звуковое воздействие на орган слуха, и тем самым вызываем возбуждение слухового нерва, которое фиксируем на электроэнцефалограмме. Это абсолютно объективный метод исследования, который позволяет объективно, четко фиксировать, на каком уровне и в каком состоянии находится слуховой нерв пациента (все три отдели).

Кроме этого, у нас есть аппаратура, которая позволяет проводить скрининговые исследования. Мы можем обследовать детей, даже новорождённых, и определять, есть у них слух или нет.  Это важно, потом что проблема глухорожденных детей ― общемировая. На каждую тысячу новорожденных один ребенок рождается глухим, и в течение двух-трех лет еще два-три ребенка становятся плохослышащими. Вовремя выявить потерю слуха у детей и предоставить им возможность пройти реабилитацию благодаря соответствующему лечению ― крайне важно.

Для взрослых людей потеря слуха тоже имеет большое значение. К счастью, в 2019 году мы провели первую в Нижегородской области кохлеарную имплантацию, чем очень гордимся. Это очень дорогостоящая операция, но для пациентов она делается бесплатно. Наш пациент был позднооглохшим взрослым мужчиной, у которого уже были маленькие дети. После операции впервые он услышал, как скрипит снег, как шуршит листва, а самое главное ― как говорят его дети. В этом году у нас тоже, к счастью, есть возможность проводить такие операции: выданы квоты [ОМС] на кохлеарную имплантацию. У нас уже есть два пациента — позднооглохших взрослых. Так мы называем тех, кто знает, что такое правильно слышать, что такое окружающий звуковой мир, но по ряду причин утратил возможность слышать. Поскольку мы [в плане лечения] работаем с людьми старше 18 лет, то квоты на эти операции для нас ― большое подспорье.

Если ПОМЦ ― клиника для взрослых, то куда обращаться родителям, чтобы проверить слух ребенка?

По вопросам, связанным с диагностикой проблем со слухом, можно записаться на прием к специалистам Центра амбулаторной оториноларингологии ПОМЦ (Поликлиника № 3, м. Воронова 20А) вне зависимости от возраста пациента. Для этого достаточно позвонить в Единую справочную службу по телефону +7  831  428 81 88. Детей принимают врачи ― сурдологи-оториноларингологи. У Центра есть лицензия на оказание консультативной медицинской сурдологической помощи взрослым и детям, однако врачи-оториноларингологи общего профиля детей не принимают.

Возможность принимать на своей базе не только взрослых, но и детей ― важна, потому что очень много детей (особенно с заболеваниями аденоидов) страдают различными экссудативными отитами (воспалением) среднего уха. Им делают операции, перед которыми нужно соответствующее [лечение по] показаниям, а также контроль восстановления слуховой трубы после выполнения оперативного вмешательства. Нашей муниципальной, областной медицине сложно справиться с таким потоком пациентов, потому что очень много детей, которые имеют проблемы со слухом. В связи с этим [хорошо, что] у родителей появляется возможность показать своих детей врачам ― сурдологам-отоларингологам ПОМЦ.

Сейчас молодежь регулярно ходит в наушниках и слушает музыку, причем достаточно громко. Насколько это вредно для слуха?

На этот вопрос я отвечу кратко, чтобы была ясна позиция врачей-сурдологов. Это абсолютно вредно, без всяких оговорок. По нашим канонам прослушивание громкой музыки в течение двух часов в сутки в течение пяти-семи дней приводит к нейросенсорной потере слуха. Это доказано всеми мировыми сурдологическими центрами. Также, как правило, молодежь, к сожалению, пользуется наушниками низкого качества. Этот некачественный звук (плюс прослушивание музыки в условиях транспорта, когда имеется маскирующий эффект от машины, метро, электрички) компенсируется увеличением громкости, [а затем] сказывается на волосковом аппарате улитки. Этим и обусловлено большое количество обращений пациентов молодого возраста с жалобами на потерю слуха. Также на здоровье органов слуха оказывает влияние психоэмоциональный стресс, который вызывает спазм сосудов головного мозга, и прежде всего спазм сосуда, который кровоснабжает улитку внутреннего уха. Это состояние в течение двух часов может даже привести к необратимой потере слуха. Поэтому достаточно остро стоит вопрос снижения возраста пациентов с нейросенсорной потерей слуха. Если раньше средний возраст пациента с нейросенсорной потерей слуха был старше шестидесяти, то сегодня это заболевание сильно помолодело.

Однако музыку можно слушать безопасно, если у вас хорошая качественная аппаратура. Например, когда используются наружные наушники, которые подключены через эквалайзер. Речь о прослушивании музыки в домашних условиях через домашний кинотеатр или музыкальный центр.

Можно ли использовать ушные палочки, чтобы почистить уши от скопившейся в них серы?

Если имеются в виду пластмассовые палочки, на которые с обеих сторон накручена вата, то они не предназначены для того, чтобы чистить уши. К этим палочкам у врачей-сурдологов отношение негативное. Первая причина состоит в том, что палочка пластмассовая. Когда ей манипулируют в слуховом проходе, очень часто вата слетает. Врачам приходится эту вату доставать. Ничего сложного в этом нет, но придется прийти к врачу. Во-вторых, вата накручена очень плотно, она ничего не впитывает и ничего не в себя не вбирает.

Когда пациентам необходимо проводить «туалет уха», например, если имеются выделения из уха (серозная жидкость, гнойные выделения) мы советуем использовать «фитилечки», а не плотную вату. Лучше обычной спички ничего не придумаешь. Длина спички ― 5 сантиметров, слухового прохода ― 7-8 сантиметров. Держа спичку за головку с намотанной на нее кисточкой из ваты и вставляя ее в ухо, вы никогда не причините себе вред, потому что до барабанной перепонки просто не доберетесь. Со спички вата не слетит, потому что спичка не полированная. Можно смазать вату перекисью водорода или борным спиртом и аккуратно прочищать, особенно, когда в ухе зудит.

С точки зрения эвакуации серы это — плохой способ. Мы, прочищая ухо, часть серных масс убираем, а часть отправляем в глубину. Слуховой проход состоит из двух частей: наружный, хрящевой, который двигается, когда мы двигаем ушную раковину или когда мы жуем. Под воздействием этих движений сера в ухе сама подсыхает и рано или поздно выходит оттуда. По большому счету, чтобы почистить ухо, другого инструмента, нежели палец, нам не нужно. Бывают, конечно, и серные пробки, но это [связано с] анатомическими особенностями людей, у которых, например, есть извитой наружно-слуховой канал. Тогда нужен врач для того, чтобы пробку удалить, но в принципе в ухо лазить не нужно.

У пациентов, которые носят слуховые аппараты, для очистки слухового прохода в каждом комплекте слухового аппарата (это уже медицинская рекомендация) имеется специальный инструмент. Он имеет небольшую пластмассовую ручку с проволочной петлей на конце, с помощью которой и можно убрать серу.

Какое лечение предлагает ПОМЦ?

В плане оперативного лечения у нас полный комплекс: это слухоулучшающие операции и санирующие операции среднего уха. «Крыша» среднего уха над барабанной перепонкой ― это основание средней черепной ямки, и наличие здесь гнойного хронического остеомиелитического процесса означает, образно говоря, сидение «на пороховой бочке». Рвануть может так, что мало не покажется. Однозначно, если есть хронический средний отит, мезотимпанит, эпитимпанит, это надо санировать. Воспаления в среднем ухе, в височной кости быть не должно. Второй этап ― слухоулучшающий ― нужно восстановить проводимость от барабанной перепонки (если её нет, сделать новую), это делают наши хирурги. Далее — восстановить цепь слуховых косточек. Если они полностью отсутствуют, то ставятся специальные протезы. Обязательно делается передача от барабанной перепонки на внутреннее ухо и слух восстанавливается. Раньше, когда я был заведующим ЛОР-отделением и оперировал, мы эти операции разводили по времени. Сделали операцию по удалению (элиминации) гнойного очага, потом делали как минимум шестимесячный перерыв, и только потом брали пациентов на слуховосстановительную операцию. Сейчас в условиях отделения оториноларингологии ПОМЦ ФМБА России такие операции делаются зачастую одномоментно: и санирующий этап, и слухоулучшающий. Результаты таких операций хорошие.

Хирурги ПОМЦ [порой] оперируют пациентов повторно, после оперативных вмешательств, выполненных неуспешно в других клиниках. Оперировать ухо, которое уже кем-то прооперировано, ― это очень сложно, высший пилотаж [со стороны] наших хирургов. Я склоняю перед ними свою голову.

Если человек глухой, его всегда можно вылечить?

Эффективность хирургического лечения в первую очередь зависит от того, сохранил ли свою функцию слуховой нерв, а он может страдать, особенно при хронических заболеваниях. Люди, которые не соглашаются на санирующие операции (которые предотвращают гноетечение), рискуют, потому что гной ― это токсические вещества, которые через круглое или овальное окно внутреннего уха всасываются в улитку и негативно влияют на нейросенсорный эпителий внутреннего уха. Токсическое воздействие на фоне постоянных обострений хронического отита может быть насколько сильным, что слуховой нерв будет значительно поврежден. Тогда, какую бы операцию по слухоулучшению мы ни делали, нерв воспримет столько звуков, сколько у него осталось ресурса. Чем лучше [сохранилась] функция слухового нерва, тем выше эффективность операции.

Фото: пресс-служба ПОМЦ ФМБА России  

06 марта 2021 года. ГТРК "Нижний Новгород"

Возврат к списку